pozar_ru


Сообщество добровольцев чрезвычайного реагирования


Previous Entry Поделиться Next Entry
Дымом ухожу в закат, чтоб возродиться на рассвете
Наталия Судец
briga_n_tina wrote in pozar_ru
О, не спешите вы, друзья, читать мой некролог.
Прямая линия на мониторе - пульс умолк,
Но то не смерть, а - возрождение из пепла и огня.
Руины - благо, ведь они к преображению зовут меня.


Почти неделя прошла с того дня, как в Талдомской районе в огне погибла экостанция "Костеневский Ям", а вместе с ней сгорели пятнадцать лет упорной работы биологов, орнитологов, природоохранников и пожарных добровольцев из разных уголков страны. Дом, сумевший собрать вокруг себя многих и многих, оказался под слоем пепла, вместе со всеми научными трудами, библиотекой,  оборудованием и редкими артефактами.

Вчера мы с Григорием Куксиным побывали в Костенево. Гриша уже не первый раз за эту неделю, а я... увы, только сейчас познакомилась с Домом, вернее с местом, вокруг которого ходят легенды и о котором последнюю неделю горюют многие дружинники и добровольцы. Я была здесь год назад на пеленгации журавлей, но до экостанции не доехала. Поэтому не могла оценить масштабы разрушений. Зато я могла попытаться оценить перспективы и настроение, витающее в воздухе.



Там, где еще неделю назад стояли ворота, у остова сгоревшей "Волги" с оплавившимися внутрь стеклами, на бревнышке сидели трое: Наташа Виноградова, знакомая мне по противопожарной работе в Национальном парке "Мещёра", и еще двое ребят, девушка и парень, чьи имена я, к сожалению, не узнала. Группа охраняла пепелище.

Периметр дома опоясан красно-белой лентой, с каждой стороны на ней приколоты листы А4 - "Не входить. Ведётся следствие!" Это защита от мародеров, которые, как коршуны на падаль, были готовы растащить все хоть сколько-нибудь ценное уже в первую ночь. Поэтому дружинники охраны природы МГУ с самого первого момента несут здесь круглосуточную вахту. 





Подозрительные взгляды в адрес незнакомой машины переходят в трехмерную улыбку, стоит только Грише выйти из Вишни. "Здрасте!" - дружно приветствуют нас чумазые лица. Рядом с импровизированным контрольным пунктом разбиты две палатки, обустроено маленькое костровище, в кане варится гречка с тушенкой, в котелочке булькает чай. Несмотря на холод, сырость, мелкую водяную пыль с неба и кислый въедливый запах пепелища, ребята выглядят бодрыми.

Мы привезли страхового агента, которая должна осмотреть место и сделать заключение для страховой компании. Гриша острожно проводит девушку вокруг дома, показывает, комментирует, ждет вопросов. Все заканчивается достаточно быстро - описывать, в общем-то, нечего. Из груды руин поднимается печной остов, но и он уже труп - треснул кирпич по нижнему ярусу кладки, как и фундамент дома. Восстанавливать нечего - теперь только заново строить.





Завалы до приезда страховщицы нельзя было трогать. Единственное, что разрешили, - немного разобрать вокруг. Оплавившиеся остатки наконечников, переходников и других когда-то полезных вещей сложены аккуратными кучками в ведра - цветмет еще может пригодиться в качестве оплаты за вывоз всего остального: остовов машин, мотоциклов, предметов обихода. По расположению тех или иных сохранившихся или узнаваемых вещей можно догадаться, какое где было помещение.







Вот там, справа от главного входа, кухня, потому что среди золы и кирпича лежит мясорубка. На другой стороне - гараж, там стоят машины. В середине дома был погреб, а в глубине - каминная комната, потому что здесь печь. Это, пожалуй, все, из чего можно сделать хоть какое-то представление о Доме, которого уже нет.







Тем временем готов обед, гречка переселяется в миски, и в обе стороны деревни призывно разносится звук работающих аллюминиевых ложек. Жизнь потихоньку налаживается!

На запах еды подходит эрдельтерьер, ведя за собой на поводке хозяйку. Женщина смотрит на девчушек, на палатки, снова на них.
- Девочки, да как же вы ночью в палатке? Холодно же! Может вам матрасы принести или спальники?
- А у нас есть - по два на человека, - бодро рапортуют девчата. - Спасибо!
- Ну, может, что еще нужно? У меня и постельное бельё есть, и одеяла...
Но девочки отказываются. Тогда женщина обращается к нам с Гришей, приняв за главных:
- Если что-то нужно, то сразу обращайтесь. Вы нам так помогли! Деревню дважды от огня спасли, браконьеров из леса выгнали. Теперь там порядок. Раньше чёрти что было: и мусор, и грязь, а теперь чисто. Вы у нас в округе, как Советская власть, - гарант порядка и законности.
- Да только кому-то этот порядок мог мешать..., - Гриша кивнул на еще дымящиеся головешки.
- Думаете, поджог?

Версия поджога до сих пор не исключается дознавателями, уж слишком многим мешал Дом, из которого организовалась природоохранная работа в заказнике "Журавлиная Родина". И в этой связи вопрос о восстановлении базы на том же месте у некоторых дружинников и добровольцев вызывает сомнение. А вдруг снова спалят?
- Только не уходите! - просит женщина. - А если что-то надо, обращайтесь, поможем!

И это не пустые слова. С субботы, когда первый шок у деревенских жителей прошел, на пепелище потянулись соседи: кто с дровами, кто со спальниками, кто с кипятком, кто просто добрым словом поделиться: "Только не уходите, ребятки. Без вас не будет порядка! А если что-то надо, только скажите!"

Над головой пролетел косяк гусей - последний эшелон спешил на юг на зимовку, чтобы весной вернуться сюда. Птицы всегда возвращаются домой. Нам тоже надо было спешить, ведь впереди много дел: страховой агент закончила работу и разрешила разбирать пепелище. Теперь предстоит масса работы - разобрать и вывезти остатки, подготовить площадку, купить самое необходимое оборудование, обустроить место, наладить быт, чтобы уже к весне быть готовыми встретить новый пожароопасный сезон.

Элизабет Гилберт в своей книге "Ешь, молись, люби" написала: "Развалины – дар, руины – путь к преображению". Это значит, что начинается новый этап жизни в Костенево - возрождение! И теперь только от нас с вами зависит, каким будет новый Дом, и как скоро он будет.

В ближайшие выходные - 29-30 октября - планируется разбор завалов. Можно приезжать и раньше. Условия проживания - полевые, с большой вероятностью - в палатках. По возможности берите с собой свои палатки, пенки и спальники. Если их у вас нет, обязательно сообщите до приезда, иначе мы не сможем гарантировать наличия места для ночлега. Обязательно - теплая рабочая одежда и обувь.  Всем, кто может приехать и помочь, просьба предварительно созваниваться с Артемом Зименко (8-915-305-45-07).

Как только успеем и соберем достаточно средств, будем ставить несколько металлических блок-контейнеров для жилья и хранения оборудования (если кто-нибудь может помочь с покупкой или найти ненужный - дайте знать). Возможно, это произойдет уже на ближайших выходных, одновременно с разбором завалов. Возможно, для их установки тоже понадобится помощь.

Также можно помочь, пожертвовав нам пожарное оборудование и инструменты или перечислив или передав лично деньги (на пожарное оборудование: мотопомпы, рукава, стволы, переходники, РЛО, воздуходувки, краги, боевки, защитные щитки; рации; бензопилы, канистры а также на покупку металлических блок-контейнеров - для жилья и хранения техники и стройматериалов).

Для перечисления средств можно воспользоваться Яндекс-кошельком ДОП МГУ 410011047051717 или банковсковским счетом:
Банк получателя ОАО «Альфа-Банк», г. Москва
БИК 044525593
К/с 30101810200000000593
Наименование получателя: Петрова Анастасия Александровна
№ счета получателя: 40817810304300033729
Назначение платежа: пожертвование на восстановление экостанции "Костеневский ям".

Также деньги можно передать лично в руки Григорию Куксину (8-903-207-14-99) или Артёму Зименко (8-915-305-45-07).
Обо всех денежных переводах просьба сообщить нам по почте dop-mgu@yandex.ru

Оборудование и инструменты можно принести в любое время в московский офис Гринпис (Ленинградский проспект дом 26 стр.1), сообщив секретарю (или охране в нерабочее время), что это пожертвование для восстановления базы добровольных пожарных в Журавлиной родине, или на биофак МГУ (Ленинские горы, стр. 1, биолого-почвенный корпус), предварительно созвонившись с Артемом Зименко или Анастасией Петровой (8-916-708-80-06).




  • 1
и еще хотелось бы, чтобы при восстановлении Базы учитывали печальный опыт.

да уж... из ситуации можно вынести массу бесценного печального опыта.

Именно с этим пожаром печальный опыт нулевой - совершенно непонятно, что могло именно там полыхнуть... Хотя в Доме было несколько небезопасных мест, но загорелось не там. Но и для поджога место очень странное...

Ну даже не так важно, что именно загорелось. Когда я впервые попал в этот дом, то уже через пять минут у меня "зазвенел колокольчик" в голове: что же здесь начнется в случае пожара?! 148 комнаток на пяти этажах... все из дерева... везде книги и тряпки...

Ну это было обусловлено историей появления и развития Дома. Там было не опаснее, чем в любом деревянном доме аналогичного размера.
Огнетушители были повсюду, ими просто некому было воспользоваться - на момент начала пожара внутри дома никого не было. А когда пожар заметили снаружи горело уже слишком сильно:(

Теперь скорее всего конструкция будет более огнеупорной, но просто потому, что сейчас дешевле строить из негорючих материалов. Впрочем, пожар и от кирпичного дома немного бы оставил.

Какая злая ирония судьбы — погорели пожарники.

Если пожарники - то никакой иронии. А вот когда пожарные, тогда действительно, злая ирония.

Я вообще-то не о лингвистических тонкостях. Обидно за людей.

Это не лингвистика. Просто смысл фразы может воспринимается иначе, если употребить не то слово. И людям это может быть обидно.
А по большому счету, конечно, очень обидно и грустно. Ведь для многих это конец прошлой жизни. Но будет и новая, созданная нами, своими руками, такая, какую хочется.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account